Russian English










LibeX: книжный магазин. Купите подержанные книги или продайте свои META-Ukraine





"КРАСНЫЙ ОРКЕСТР"



    Говоря о "Красном оркестре", или, как этот термин зачастую неточно переводится с немецкого языка, "Красной капелле", прежде всего следует иметь в виду, что сеть советской разведки с подобным кодовым обозначением никогда не существовала. На профессиональном сленге германской контрразведки оператор агентурного передатчика именовался "пианистом", а их сеть, соответственно, "оркестром", поэтому для условного обозначения оснащенных радиосвязью различных подпольных групп и разведывательных сетей немцы применяли аналогичные термины "Черный оркестр", "Арденнский оркестр", "Оркестр Шраммеля", "Эттербекский оркестр" и так далее. Единственной структурой, все же имевшей совершенно официальное наименование "Красный оркестр", являлась зондеркоманда, сформированная специально для выявления и нейтрализации советских агентурных сетей в период Второй мировой войны в Германии и Западной Европе. В связи с этим очевидно, что вынесенный в заголовок главы термин может использоваться лишь условно, в продолжение сложившейся многолетней традиции.


    Совокупность разведывательных сетей и подпольных групп, обычно именуемая "Красным оркестром", имеет еще одну особенность, заключающуюся в том, что ее границы совершенно не определены и произвольно трактуются почти каждым из исследователей. В наиболее расширенном виде к ней обычно относят группу нелегальных резидентур Разведывательного управления генштаба Красной Армии (РУ ГШ КА), а с февраля 1942 года Главного разведывательного управления (ГРУ), действовавших в предвоенный и военный период в Бельгии, Франции, Нидерландах и Швейцарии, отчасти объединенных общим руководством и финансированием, а также германскую организацию Харро Шульце-Бойзена - Арвида Харнака, сеть нелегального резидента РУ Ильзы Штебе ("Альта") и ряд других антифашистских групп. Однако такая точка зрения явно слишком широка и свидетельствует о непонимании характера большинства из перечисленных агентурных сетей и подпольных организаций. Прежде всего, следует отметить, что германские группы, по преимуществу, не относились к системе военной разведки, причем это заблуждение не является случайным, а повторяет допущенную германской контрразведкой в 1941 году ошибку. Немцы полагали, что столкнулись с объединенной и разветвленной сетью, находившейся под единым управлением и координировавшей операции различных резидентур и подпольных групп. Даже после окончания войны эта версия продолжала поддерживаться такими видными в мире разведки фигурами, как бывший начальник СД-аусланд Вальтер Шелленберг, вспоминавший в своих мемуарах: "Эта сеть, насчитывавшая много нелегальных коротковолновых радиостанций, развернула свою деятельность от Норвегии до Пиренеев, от Атлантического океана до Одера, от Северного моря до Средиземного" . Подобный взгляд на сущность "Красного оркестра" в первую очередь проистекал из убеждения в существовании глобального коммунистического заговора, в ходе осуществления которого любые действия связанных с СССР людей и групп априори считались интегрированной частью процесса, руководимого из единого центра. В разное время таковым объявлялись то Коминтерн, то ЦК ВКП(б). Однако для подобного заблуждения имелись и более веские и конкретные основания, отмахнуться от которых было просто невозможно. Например, один и тот же шифр использовался радистами в Бельгии и Германии, курьеры совершали поездки через границы различных государств, содержание некоторых дешифрованных текстов также указывало на взаимное переплетение агентурных аппаратов. Естественно, все это не являлось простым совпадением, но и не означало, что германские и швейцарские сети были тесно интегрированы с бельгийскими, французскими и голландскими. К монолитной группе следует отнести лишь нелегальные резидентуры РУ в Бельгии, Франции и Голландии, действительно связанные общим руководством, финансированием и в некоторой степени линиями связи, остальные же не могут быть с достаточными основаниями причислены к "Красному оркестру". Например, группа Шульце-Бойзена - Харнака находилась на связи не у военной, а у внешней разведки, но это обстоятельство так и осталось неустановленным гестапо до самого конца войны. С "Красным оркестром" она практически соприкоснулась лишь один раз, оказавшийся для нее фатальным, а также некоторое время передавала полученные разведданные через границу рейха для отправки через передатчики в Антверпене и Брюсселе. То же можно сказать и о возглавлявшейся "Альтой" нелегальной резидентуре РУ. Весьма отдаленное отношение к "Красному оркестру" имеет и швейцарская сеть военной разведки, часто именуемая "Красной тройкой" по числу использовавшихся передатчиков.


    С учетом взаимосвязи различных агентурных сетей, периодического использования общих шифров и радиопередатчиков, а также требований связности изложения, в данной главе под условным обозначением "Красный оркестр" рассматриваются подчинявшиеся нелегальному резиденту "Отто" (Леопольду Трепперу) точки военной разведки в Бельгии и Франции, а также позднее включенные в состав его сетей бельгийская резидентура "Паскаля" (К. Л. Ефремова), французская резидентура "Гарри" (Анри Робинсона) и голландская сеть "Хильда" (Антона Винтеринка). Швейцарские и германские группы подробно рассматриваются в соответствующих главах.


* * *

    Продолжение - в полной версии текста.








      Copyright © И.И. Ландер, 2006-2015. Условия копирования.