Russian English










LibeX: книжный магазин. Купите подержанные книги или продайте свои META-Ukraine





2. АРГЕНТИНА



    На протяжении 1930-х годов Аргентина постоянно находилась под властью военных диктаторов или президентов, избранных мошенническим путем. В течение начального периода Второй мировой войны и до 1942 года Аргентину возглавлял Хайме Жерардо Роберто Марселино Мария Ортис Лисарди, однако с августа 1940 года он фактически не управлял страной и в июле 1942 года умер, а весь этот период обязанности президента исполнял являлся доктор Рамон С. Кастильо Баррионуэво. В июне 1942 года Кастильо утвердилс на этой должности и занимал ее в течение года, после чего оказался свергнут военными. После этого временное правительство возглавляли генерал Артуро Роусон Корвалан (с 4 по 7 июня 1943 года) и Эльдемиро Хулиал Фаррель Плаул. Центральная власть и само положение государства были настолько слабы, что некоторые из его руководителей полагали разумным не только вновь рассмотреть вопрос союза с Испанией, но даже объявить недействительными результаты войны за независимость и вернуться под власть Мадрида. Конечно, эти стремления являлись совершенно утопичными, однако само наличие их весьма показательно. Зато вполне реальным было стремление к прочному политическому союзу с католической церковью, постоянно стремившейся к восстановлению своего влияния в Западном полушарии в противовес преимущественно протестантским Соединенным Штатам.


    С началом Второй мировой войны исполняющий обязанности президента Аргентины Рамон Кастильо провозгласил нейтралитет в конфликте, однако в 1940 году изменил политику и опрометчиво присоединился к решению Гаванской встречи министров иностранных дел американских государств. В соответствии с ее основным принципом, нападение на любую страну в Западном полушарии должно было рассматриваться остальными странами как агрессия против них самих и автоматически обязывало их вступить в войну с агрессором. Вследствие этого после нападения Японии на базу США в Перл-Харборе нейтральная позиция Аргентины стала формально нелегитимной. Однако сильнейшее прогерманское лобби и политические пристрастия самого Кастильо превозмогли этот принцип, и президент под неубедительным формальным предлогом отказался вступать в войну против государств "оси". Он рассчитывал извлечь из нейтрального статуса страны серьезные экономические выгоды, по аналогии с периодом после Первой мировой войны, и преодолеть таким путем негативные последствия недавней депрессии. Весь этот процесс серьезно испортил и без того не безоблачные отношения между Вашингтоном и Буэнос-Айресом. Одна из крупнейших стран Западного полушария ясно давала понять всему миру, что не считает Соединенные Штаты безусловным лидером в регионе и не намерена ущемлять свои политические и экономические интересы им в угоду. Ввиду этого возникли опасения в возможном усилении позиций Германии в Аргентине, в частности, в молчаливом согласии Буэнос-Айреса на использовании территории страны в качестве плацдарма для ведения разведывательной деятельности против США. По логике вещей, этому следовало немедленно противопоставить активные действия наступательной контрразведки. Тем не менее, осенью 1940 года ФБР не планировало в Аргентине контрразведывательные операции, поскольку не рассчитывало на поддержку местных властей и опасалось возможного возникновения конфликтов. Формально нейтральный президент Ортис был известен пробританскими симпатиями, которые, однако, совершенно не распространялись на Соединенные Штаты. Не лучше относился к США и Кастильо. Прошедшие в сентябре - октябре 1940 года переговоры о сотрудничестве между двумя государствами не принесли ожидаемых результатов. В Буэнос-Айресе сомневались в способности США организовать эффективную оборону континента от возможного вторжения войск стран "оси" и потому не проявили энтузиазма в установлении взаимодействия в военной сфере. Контрразведывательные же вопросы аргентинцы просто не желали обсуждать, поскольку были уверены в том, что содержание ведущихся переговоров немедленно станет известно немцам.


    Оперативная деятельность германской разведки в Аргентине началась незадолго до начала Второй мировой войны, до этого абвер лишь обозначил свое присутствие в стране путем назначения в 1936 году на пост военно-морского атташе в Чили, Бразилии и Аргентине капитана 1-го ранга Дитриха Нибура ("Диего"). Он же являлся "легальным" резидентом в Буэнос-Айресе, но в течение трех лет не имел в своем подчинении ни кадровых разведчиков, ни агентов. Лишь в октябре 1939 года Нибур получил в помощь офицеров резерва кригсмарине Франца Маммена и Йоханнеса Мартина Мюллера. В их задачи входила работа как по аппарату атташе, так и по руководству подчиненными агентурными группами, которых пока не было.


    Дитрих Нибур
    "Диего" был весьма разумным человеком и старался придерживаться традиций, а потому его весьма встревожило прибытие в мае 1939 года лейтенанта из Абт-II Иоахима Рудольфа, который проинформировал атташе о планах полковника Лахузена. В преддверии войны начальник диверсионного отдела абвера разработал план операции "Зюдполь", заключавшийся в нанесении ударов по прибывающим в порты Западного полушария британским торговым судам, и в его рамках отдал распоряжение о формировании в Латинской Америке специального агентурно-боевого подразделения. Подчиняться оно должно было напрямую Абт-II и из соображений безопасности ни в коем случае не пересекаться с действующими в регионе загранточками разведки. Высокий уровень конспирации был в данном случае необходим особо, поскольку достаточно безразличные к иностранному шпионажу местные правительства отнюдь не отнеслись бы с таким же равнодушием к проведению "острых" акций. Это обстоятельство предопределило необходимость полной изоляции создаваемой диверсионной резидентуры от уже существующих разведывательных точек. По просьбе Рудольфа Нибур предоставил ему список кандидатов на вербовку в диверсанты, в котором внимание лейтенанта привлекли находившийся на бразильской государственной службе инженер Карл Отто Голь и сотрудник сельскохозяйственной компании в Вальпараисо Альберт Юлиус фон Аппен. После краткой беседы они согласились отправиться в Германию и прошли курс диверсионной подготовки в школе абвера в Шарлоттенбурге. На их обучение отводилось всего пять дней, что с учетом дальности поездки и масштабности задач всей операции было более, чем странно. По окончании подготовки в январе 1940 года через СССР и Японию Голь и фон Аппен возвратились в места своего обычного проживания. В июне того же года Абт-II приобрел в Рио-де-Жанейро еще одного агента, которым стал Георг Конрад Фридрих Бласс, получивший в абвере псевдоним "Доктор Браун". Он был назначен нелегальным резидентом и руководителем всей диверсионной деятельности абвера по Южной Америке. На начальный период задача резидентуры состояла в приобретении оперативных позиций и подготовке к действиям, которые должны были начаться по кодовому слову "циклон" в письме с поздравлением с днем рождения. До получения такого сигнала любые активные действия категорически воспрещались. Постепенно сеть "Зюдполь" разрасталась, в различных регионах Южной Америки появлялись свои групповоды. В Бразилии таковым был Карл Отто Голь ("Хирш"), в перуанском порту Кальяо - Курт Хойер ("Хирт"), в Аргентине, Чили и Перу - Альберт Юлиус фон Аппен ("Эппл"), в Сантьяго - Борис Дрехер ("Борер"), в колумбийском порту Кали - Рудольф Макс Пенсген ("Карл Верт"), в колумбийском порту Барранкилья - Ганс Лариус ("Петер Пауль"), в Каракасе - Эрнст Герхард Роггеман ("Герстен"), в Буэнос-Айресе - Вильгельм Ланге ("Фиш"). Казначеем группы стал Ганс Майер из тесно связанной с абвером фирмы "Германн Штольц". За весь период существования этой так никогда и не приступившей к плановым действиям диверсионной сети с 1939 по 1941 годы на нее было истрачено 105 тысяч долларов США , то есть весьма немалая сумма. Нибур постоянно напоминал Лахузену об опасности, которой активные операции подвергают разведывательную работу.


    Такое утверждение являлось, по меньшей мере, странным, поскольку изначально предполагавшееся отсутствие связи между разведывательной и диверсионной сетями исключало какое-либо пересечение их информационных потоков или агентуры. Тем не менее, в Берлине согласились с такой точкой зрения и до особого распоряжения запретили проводить диверсии, что не устроило некоторых особенно активных агентов. Ланге и фон Аппен требовали снабдить их взрывчаткой и разрешить открыть боевые действия против британских судов, однако безрезультатно. Тогда в феврале 1940 года они самостоятельно изготовили две бомбы и 10 июня в порту Буэнос-Айреса взорвали одну из них на грузовом судне "Гэскони". Взрыв повредил главный двигатель, проделал пробоину в обшивке и убил портового грузчика, пронесшего бомбу на борт судна. Это повлекло немедленное полицейское расследование и послужило причиной выговора, полученного Ланге от Нибура и Бласса. Упомянутый случай был не единственным нарушением дисциплины в ходе так и не начавшейся операции "Зюдполь". Еще в ноябре и декабре 1939 года Голь в порту Буэнос-Айреса дважды устанавливал на британских судах бомбы замедленного действия, из которых ни одна не сработала. А после объявления Бразилией состояния войны с Германией Бласс с Голем решили взорвать крупнейшую в стране гидроэлектростанцию в Кубатао, являвшуюся главным источником электроснабжения Сан-Паулу. Нехватка взрывчатки заставила их уменьшить масштаб операции и попытаться разрушить только систему водоснабжения ГЭС. Этот замысел остался не реализованным по не вполне ясным причинам, известно лишь, что предполагаемые исполнители сами отказались от его воплощения со ссылкой на неблагоприятные обстоятельства. Подобно остальным агентурным группам и резидентурам абвера и СД в Латинской Америке, диверсанты были раскрыты вследствие компрометации их шифра. В нарушение самых строгих указаний Лахузена, 24 марта и 24 апреля 1942 года они отправили в Абт-II две радиограммы через передатчик оператора Йоханнеса Шеравса. В пришедшем ответе содержался строгий выговор за расконспирирование себя перед резидентурой Абт-I "Вальпараисо" и приказ немедленно разорвать все контакты с разведчиками, но было уже поздно. Текст радиограмм был перехвачен и дешифрован в Технической лаборатории ФБР, в результате чего СИС получила информацию о том, что некий агент "Эппл" нуждается в передатчике и денежных средствах для диверсионных операций. В попытках установить личность этого человека полиция задержала и допросила ряд лиц, в том числе и фон Аппена, однако не сумела идентифицировать его, и 27 октября 1942 года он был отпущен. Впоследствии он переехал на жительство в Чили.


* * *

    Продолжение - в полной версии текста.





      Copyright © И.И. Ландер, 2006-2015. Условия копирования.